Потреблядство: живи, чтобы покупать, или покупай, чтобы жить?

Самые богатые люди обычно болваны. Один такой как-то спросил меня: Раз вы такой умный, что же вы не разбогатели. Я ответил: Раз вы такой богатый, что же вы не поумнели?
© Жан Фреско

 Планета Потребляндия

До сих помню коротенькую лекцию на тему: «Болезнь «Вещизм», прочитанную нашим тренером еще перед началом 90-х:
Логично предположить, что вещи должны работать на человека, а не наоборот. Так вот, в любом извращенном варианте: в изобилии ли, в дефиците ли – не важно – происходит с точностью до наоборот. Страсть к потреблению приводит человека накоплению массы ненужных вещей, пусть даже как кажется мелких, но каждая из которых так или иначе отнимает у хозяина сколько-нибудь времени будь-то на обслуживание, на уход, или просто на перекладывание с места на место при уборке, на любование, что, в конечном итоге, приводит к большим постоянным потерям драгоценного жизненного времени и нервов. А они, как известно, ресурсы невосполняемые. К служению вещам, что называется просто: болезнь «Вещизм». Поэтому, никогда не будьте дебилами – не служите вещам, не болейте вещизмом.

Во времена моей молодости, которая прошла в Нью-Йорке, я отказался произносить клятву верности флагу. Естественно, меня направили в кабинет директора, который спросил: «Почему ты не хочешь принести клятву верности? Ведь все это делают!» Я ответил: «Когда-то все верили, что Земля плоская, но это не значит, что так оно и есть». Я объяснил, что своими достижениями Америка обязана другим культурам и народам, и я бы предпочел принести клятву верности Земле и всем её обитателям. Излишне говорить, что вскоре после этого я бросил школу и оборудовал у себя в комнате лабораторию, где приступил к изучению естествознания и других наук. И тогда я понял, что Вселенная подчиняется законам, и что человек, как и само общество, не являются исключением. Затем, в 1929 году произошел биржевой крах, который стал началом того, что сейчас называют Великой депрессией. Я не мог понять, почему миллионы людей остались без работы, потеряли жильё и были вынуждены голодать, тогда как заводы простаивали, и ресурсы были по-прежнему доступны. Именно тогда я осознал, что правила экономической игры в своей основе ошибочны. Вскоре после этого началась Вторая мировая война, в ходе которой многие страны последовательно уничтожали друг друга. По окончании войны я подсчитал, что все израсходованные на разрушения средства и ресурсы могли бы легко обеспечить всем необходимым каждого человека на планете. С тех пор я наблюдаю, как человечество роет себе могилу. Как постоянно растрачиваются и уничтожаются бесценные исчерпаемые ресурсы во имя прибыли и свободного рынка. Я наблюдаю, как социальные ценности сводятся к искусственному материализму и бездумному потреблению. И как финансовые силы контролируют политическую систему якобы свободного общества. Сейчас мне 94 года. Боюсь, что моё отношение к этому осталось таким же, как и 75 лет назад. Пора прекратить это безумие.
 © Жак Фреско

Сам термин «общество потребления» ввел в оборот социолог-фрейдомарксист Эрих Фромм, автор книги «Иметь или быть». По мнению Фромма, современные люди вовлекаются в постоянную цепочку потребления и заработка на это потребление, оставляя неразвитой свою духовную сферу. Общество потребления в какой-то момент, конечно выводит экономику на более высокий уровень, но зачастую этот процесс сопровождается духовным кризисом. Альтернативные способы существования в мире потребления пытаются найти лишь небольшие группы людей.

Ритуальные походы по магазинам, фетишизация акций и распродаж, сомнамбулические покупки ненужных вещей, обожествление гламурных стандартов – потребление стало жизненной философией для многих наших соотечественников. Нужно ли его ограничить? Наелись, напокупались, и что дальше? Счастлив ли человек, у которого есть все?

Потребление нужно ограничить. В советское время такой призыв был бы полным кощунством, а «капитализм», который пришёл в нашу с вами жизнь совсем недавно, вбросил нас в пространстве западного супермаркета. Вспомните свою первую поездку за рубеж. Главное, что потрясало наших соотечественников, и меня тоже, были не великие произведения искусства и архитектуры, ни музеи, а прилавки магазинов. Это был сильнейший культурный шок. Мы привыкли к сыру, хлебу, колбасе. А там сотни их видов и наименований! Мы все считали, что вот когда у нас появятся всё это, мы начнём жить по-другому, станем более свободными и счастливыми. Но этого не случилось.

Когда человек достигает того, чего он хотел, часто оказывается, что он хотел совсем не этого. Так получилось и с нами.  Мы гонимся за потреблением, мы хотим чего-то достичь, что-то купить. И вдруг оказывается, что это что-то – нужно лишь для того, чтобы отвлечь, занять совершенно не тем тем, что действительно необходимо. И для этого ещё нужно… много работать! И вот мы работали, получали стресс, дети и родные люди отчуждены. Мы теряем семьи. Мы думали, что наши семьи будут жить лучше. Оказывается, нет.

Американские ученые сравнили размеры посуды и еды на пятидесяти двух художественных полотнах последнего тысячелетия. И обнаружили, что габариты тарелок выросли на шестьдесят шесть процентов, порции еды на шестьдесят девять, а куски хлеба на двадцать три процента. Сколько и что из этого действительно полезно?

Восемьдесят процентов мусора – это тара и упаковка. Бывшая красивая привлекательная упаковка, в которой нам продали товар. Мы не можем себя контролировать. Внешняя оболочка интересует нас больше содержания. Больше того, что внутри в этой самой еде и товарах. Что полезно что вредно? И этот процесс имеет отношение ко всему. Какое количества мусора, в буквальном смысле, мы едим и производим?

Что делать в этой ситуации?  Безусловно, нельзя ограничить потребление какими-нибудь политическими указами. Но мы должны задуматься о том, действительно ли мы потребляем столько, сколько нам нужно? Этот вопрос нужно адресовать самому себе. Общество должно не стареть, а мудреть. И эта мудрость неизбежно приведёт к тому, что появятся люди, которые покажут пример ограничения… Они уже есть. Достаточно вспомнить создателя империи «ИКЕА». Он летает эконом-классом, очень ограничивает своих детей. Например, объявил им, что наследство, которое он оставит, будет очень скромным: «развивайте себя сами!»

Уэллс примерно так характеризовал Карла Маркса:
Ну, какой же он серьёзный экономист? Человек с такой бородой, за которой надо ухаживать бесконечно долго, не может быть серьёзным экономистом!»
© Герберт Уэллс

Потребительские ориентации трёх четвертей населения ограничены питанием и одеждой.  Раздражение появляется тогда, когда происходит диссонанс между доходами и потреблением. Некоторые наши граждане уже получили достаточно большие деньги, но не научились правильно их тратить. Они притащили с собой из прошлого навыки бедняков в настоящее. А как может продемонстрировать свой социальный статус бедный человек? Тем, что он хорошо поел и красиво оделся. Когда кто-то по бутикам покупает одежду по ценам безумным, несопоставимым даже с ценами в США и в европейских столицах. Он платит не за вещь, а за честь приобщиться к более высокому статусу, тем самым пытаясь доказать окружающим и, главное, самому себе «смотрите, я уже не бедняк, я круче вас».

Истинно счастливым становится тот человек, которые осознаёт: То, что у него есть — это и есть всё то, что ему надо.
© Лев Толстой

Сегодня необходимо всерьез говорить об ограничении той фетишизации потребления, которая в настоящее время существует. Да, есть цель – жить хорошо. Есть средство – потребление. С этим никто не спорит. Но если средство становится самоцелью, возникает так называемый закон смещения. Скажем, у женщин, которые помешаны на диетах, целью становится уже не красота и даже не похудение, а «диета» как самоцель. В результате одни превращались в охотниц за новыми «чудодейственными» едва-ли диетическими препаратами, другие превратились в анорексиков, которых потом вытаскивали из этого своеобразного понимания смысла жизни врачи. Нельзя превращать потребление в основной смысл существования цивилизации, общества, индивидуального человека. Всегда есть что-то более высокое, ради чего, в конце концов, мы и живём. В результате этой фетишизации смысла потребления, статусного характера потребления, мы имеем у двадцати процентов населения экзистенциальный невроз: Накупились, а дальше что?? Пустота.. У других – социальный невроз: Никак не можем дотянуть до гламурных стандартов, которые нам демонстрируют на киноэкранах, на телеэкране, в журналах. Ситуация когда тачки, тряпки, тусовки заменили ум, честь и совесть, здоровье и благополучие.

Современная ценностная ориентация современной цивилизации: статус, власть, материальные блага и чувственные удовольствия. Счастливость, счастье подменяется таким размытым понятием как «успех». Но исследования потребления в тех же США показали, что в период с семидесятых по девяностые годы уровень благосостояния американских граждан поднялся в полтора раза, а удовлетворённость жизнью за тот же период упала в два.

Бедный – это не тот, у кого мало, бедный – тот, кому мало.
© академик Дмитрий Лихачёв

Что делать и как быть?

Нужно менять своё и общества отношение к потреблению. Хороший пример – Япония. В Японии верят, что в любой вещи живет душа. Там родители не разрешают детям оставлять недоеденным рис, потому что тем самым проявляется неуважение к духу пищи. Нельзя тратить что-то в пустую. Понимание этого – японская культурная особенность.

過去をとり遠くまで振り返ることが出来れば
未来もそれだけ遠くまで見渡せるでしょう
Чем глубже назад в прошлое вы сможете оглянуться, тем более далёкое будущее откроется вам.
© Hideo Satou

Hideo Satou - Images inaire - sakura -bridge

С японской точки зрения, все вещи и продукты должны быть очень качественными! Чтобы поддерживать качество, может быть, есть смысл ограничить количество производства. И еще. Традиционно в японском обществе осуждается тот, кто слишком много потребляет или выбрасывает вещи, которые могли бы еще послужить. По-моему, имеет смысл присмотреться к Японии, потому что она успешно преодолевает те вызовы, с которыми наш мир встретился, но не справляется.

Наверняка в медиа вам встречается информационные конструкции типа: «Мягкая игрушка «Бобик» ˜– 300 гривен. Вы будете гордиться тем, что часть ваших денег поступит обществу защиты животных». И тут же:  «Часы» – 2000 гривен. Великолепный подарок, ремешок из натуральной кожи питона»… Человечество окончательно двинулось рассудком.

Кстати: Термин «консюмеризм» был введен в обиход в 1970 году двумя разными людьми: итальянским режиссёром Паоло Пазолини и американским политологом Гербертом Маркузе. Академик Владимир Вернадский подсчитал, что из всего объёма сырья, извлекаемого из земли, человек потребляет в виде готовой продукции примерно шесть(!!!) процентов. Остальное – отходы на разных стадиях технологической цепочки…

К жизни надо относиться философски. В самих по себе материальных ценностях и в самом по себе кажущемся от них «комфорте» счастья нет, никогда не было и не будет, и искать его в этих вещах бессмысленно. Более важный вопрос в том, в каком состоянии находится человек, что у него в душе́.

В заключение

Здоровый скепсис всегда необходим во всём, тем более во время тотальной обработки мозгов рекламой и навороченными психотехнологиями продаж. В необходимых количествах, он сильно облегчает жизнь, поскольку защищает от попыток манипулировать нами, нашим временем, кошельком, жизнями.

Всем успехов!

Site Footer